Интернет газета Российский Стадион, новости и события по всем видам спорта. Календарь событий спорта. Результаты соревнований и игр. Архив новостей и событий в свободном доступе. Олимпиада, олимпийские игры, Пять колец над Российским стадионом, новости спорта, календарь событий спорта, архив новостей, спортивные новости, сочи 2014, стадион, эстафета олимпийского огня, спортивная индустрия.
stadium.ru RSS stadium.ru Добавить в закладки stadium.ru Подпишись на рассылку stadium.ru Разместить рекламу
x

Введите Ваш e-mail чтобы подписаться

Никита Симонян – История отечественного футбола

58 - Внутреняя страница новости

<p>В общем &ndash; еще жить и жить!</p>

11:2913.08.2022

"Для меня футбол – это Искусство!", - так говорит 96 летний Патриарх игры миллионов, Легенда московского "Спартака" и ереванского "Арарата", Олимпийский Чемпион (золото Мельбурна 1956г), семикратный (как игрок и как тренер) Чемпион СССР, шестикратный (как игрок и как тренер) обладатель Кубка СССР, лучший бомбардир в истории "Спартака" (160 голов), обладатель Олимпийского ордена, ордена ФИФА и ордена УЕФА Никита Павлович Симонян.

Беседуем с уникальным человеком в его кабинете на 6-м этаже Дома российского футбола на Народной улице.

На недавнем открытии памятника Игорю Нетто возле трибуны "С" спартаковского стадиона Вы сказали душевные слова. Что значит для отечественного футбола его фигура?

- В финальном матче (1958 год) на Кубок СССР (именно с ним изображен Игорь Нетто – прим. автора), мы играли с "Торпедо". Автозаводцы имели подавляющее преимущество, создав немало моментов в первом тайме. Но блестяще сыграл Валентин Ивакин, наш вратарь. А во втором тайме мы выровняли игру. И минут за 10-12 мы с Ильиным разыграли комбинацию, и у меня был реальный шанс забить. Я сделал паузу, чтоб уж наверняка уложить мяч. Но защитники торпедовцев меня "достали" по пятке, и момент был упущен. 0:0 и мы идем на дополнительное время. Игорь Нетто был оригинальный и своеобразные человек, но – настоящий капитан. В раздевалке он метал гром и молнии. В дополнительное время я забил решающий гол, и уже после игры говорю ему: "Ну, ведь выиграли же Кубок, зачем было так волноваться и кричать?". На что Игорь Нетто усмехнулся и сказал: "Ну, вы посмотрите на него – еще и радуется. Тридцать минут лишних мучились". Вот такой был капитан.

Самое яркое впечатление от Олимпийского финала Мельбурна 1956 года?

- До конца жизни двух партнеров Ильина (Анатолий Михайлович – футболист "Спартака", прим. автора) и Исаева (Анатолий Константинович - футболист "Спартака", прим. автора) мы их подначивали. Гол, который был забит, он (мяч – прим. автора) фактически был уже за линией ворот. Исаев головой по диагонали послал его в дальний угол, а Ильин добивал его уже фактически в воротах. Но во всех справочниках – Ильин автор победного гола. Мы считали, что они оба авторы этого "золотого" гола.

Ваша Олимпийская медаль в Музее "Спартака". А ведь ее могло бы и не быть, прими золото Мельбурна из ваших рук Эдуард Стрельцов. Каким остался в вашей памяти легендарный "Стрелец"?

- Я ему сразу предложил в Олимпийской деревне, когда мы вернулись со стадиона. Мне уже пошел 31-й год, а он только начинал. Стрельцов был талантливейшим футболистом, по характеру – потрясающий человек, знал уважение к старшим. "Нет, Никита Павлович, нет!" - таков был ответ Эдика. А уже на теплоходе "Грузия" я снова подошел к нему и говорю: "Меня совесть гложет, ты сыграл больше матчей – ну прими медаль, я тебя прошу". Стрельцов ответил так: "Да брось, Палыч! Тебе уже пошел 31-й год, а мне еще и двадцати нет. Я еще не одну медаль выиграю". Спустя энное количество лет, я в Монетном дворе заказал 11 Олимпийских медалей – абсолютно идентичных мельбурнской. Получили все – не только игроки, которые были в запасе, но и врачи, и массажисты. А потом я решил отдать все свои награды в Музей "Спартака". Там кроме Олимпийской медали – золотые чемпионские медали первенства СССР, Олимпийский орден, орден ФИФА и орден УЕФА.

Что такое для Вас капитанство в сборной страны?

- Честно могу сказать, не смотря на то, что меня избирали капитаном, меня это где-то тяготило. Я считал, что настоящий капитан - Игорь Нетто. Он вожак, который вел за собой команду. Второго такого капитана не было, и нет. Я был капитаном, Валентин Иванов был – но сравнить с Игорем Нетто, конечно нет. Он сам своим примером показывал все и был требовательным к партнерам. Была от него и похвала: "Никита, ну ты забил сумасшедший гол!". А по характеру Игорь Нетто был кристально честный человек.

Первый мяч на первом для СССР Чемпионате мира (1958 год) забили англичанам именно Вы. Можете его вспомнить?

- Обычный игровой эпизод. Попал мне мяч, я пробил и забил. Надо отдать должное английской команде – они доброжелательно к нам относились. Потом они приезжали в Москву, и я встречался с Билли Райтом, их капитаном. Он был очень популярен, центральный защитник – именно он опекал меня на Чемпионате мира. Я до сих пор не могу понять организаторов чемпионатов, что они проходили без замен. Сломался, значит, вдесятером играете. Мы за 12 дней сыграли 5 игр – на уровне Чемпионата мира, без замен. В четвертьфинале со шведами Ильин забил гол – чистейший, но судья отменил. Но к чести шведской команды – они тогда были сильны. А что касается нашей сборной, то вся эта история с Эдуардом Стрельцовым (обвинение, довольно "липовое", в изнасиловании, и тюремный срок – прим. автора) – до сих пор не понятно: было или не было. Двухнедельный сбор в Тарасовке безвыездно. И накануне отъезда в Швецию (там проходил Чемпионат мира 58 года – прим. автора) Гавриил Качалин (тренер сборной – прим. автора) дает нам двухдневный отдых. Эдуард Стрельцов, Борис Татушин и Михаил Огоньков – молодые люди, поехали на дачу с девочками. И девица, которая была с Эдуардом обвинила его в изнасиловании. Хрущев (Никита Сергеевич – Первый секретарь ЦК КПСС, прим. автора) решил наказать всех. И мы поехали на Чемпионат мира без троих основных игроков, плюс – травмированный Нетто.

Вы говорили, что если бы эти трое поехали на Чемпионат, то в финал бы сборная СССР точно вышла.

- Я и сейчас это повторю. В тот период обыграть Бразилию было практически нереально. Это была фантастическая команда. И впервые вышедший за основную команду Пеле, и Гарринча, и Загалло, и Дида. Когда в 2018 году был Чемпионат мира в России приезжал Пеле, и я с ним общался. Он мне и говорит: "А знаешь, ты мне нанес травму в 58-м году". Я засмеялся, и отвечаю: "Как я мог нанести тебе травму, если мы играли с тобой на одних позициях. Ты в моей штрафной, я в твоей?". Но Пеле не успокаивается: "Ты пришел в свою штрафную и там нанес мне травму". Милейший человек!

Владимир Горохов, пригласивший Вас в московские "Крылья Советов" для вас не только тренер?

- Это можно сказать был мой второй отец. Приехала команда "КС", где он был помощником главного тренера, а главным – Абрам Христофорович Дангулов, а с ними – юношеская команда "КС" - Чемпионы Москвы. И мы с ними встречались дважды: юноши Абхазии против Москвы, дважды их обыграли и я забивал все голы. И вот тогда Горохов вместе с Дангуловым и пригласил меня в Москву – это был 45-й год. Сверкала звезда Всеволода Боброва, и Горохов сказал: "Я хочу сделать из тебя второго Боброва". Бобров для нас тогда был Идолом, тогда же было и знаменитое английское турне. Я ответил, что не смогу решить этот вопрос без родителей, а родители не отпустят, если я не буду нигде учиться. Дангулов и Горохов встретились с моими родителями, и уговорили отца, который считал футбол хулиганской игрой, что я буду и учиться и играть за "Крылья". В школе у меня по техническим предметам было не очень, что касается литературы – устно и письменно, у меня были четверки и пятерки. Привезли меня во Вспольный переулок, где я три года проспал в чулане на сундуке. А потом команда "КС" вылетела из высшей лиги и ее расформировали, а игроков передавали в профсоюзные команды. Я должен был по разнарядке переходить в "Торпедо", а мои тренеры были приглашены в "Спартак". Естественно я пошел за Дангуловым и Гороховым. В "Торпедо" тогда блистал Александр Пономарев на месте центрального нападающего. Спустя годы он мне сказал: "А ты зря, Никита, не пошел в "Торпедо" - мы бы с тобой сыграли сдвоенный центр". Но дело не в этом – "Торпедо" не успокоилось, за мной приехали и повезли к Лихачеву (Иван Алексеевич – директор ЗИСа, прим. автора). Разговор был тяжелый, он долго мне объяснял разницу между "тряпичниками" и "автозаводцами". Но я стоял на своем и ответил: "Иван Алексеевич, я решил играть за "Спартак"". Ответ был жестким: "Ну ладно, иди в свой "Спартак", но запомни, что обратно дороги в "Торпедо" тебе не будет никогда". Так я оказался в московском "Спартаке".

Невероятная скорострельность и уникальное "видение" тактики футбола не могли не привлечь к Вам пристального внимания Василия Сталина, "рулившего" командой ВВС. Что же произошло в 1951 году?

- Меня прямо из кинотеатра в Кисловодске, где спартаковцы проводили свой отпуск, "забрал" Михаил Степанян адъютант Василия Сталина и отвез на одну из правительственных дач. Уже оттуда на специально присланном самолете меня доставили в Москву, где Василий Иосифович принял меня в гостиной своего особняка. "Я поклялся прахом своей матери, что ты будешь в моей команде. Сам понимаешь, таких клятв на ветер не бросают", - четко обозначил позицию сын вождя. "Хочу остаться в "Спартаке"", - не менее четким был мой ответ. После продолжительной паузы генерал вздохнул: "Ладно, иди. Спасибо, что не стал вилять, как некоторые… Иди, играй за свой "Спартак"".

Про эту "систему" как раз и следующий вопрос. Вы трехкратный лучший бомбардир Чемпионатов страны. 34 гола – рекорд, который долго никто не мог побить, пока Олегу Протасову искусственно не помогли его превзойти. Зачем это было нужно тогдашней "системе"?

- Я до сих пор задаю вопрос руководителям футбола – почему вы не считаете голы, забитые в Кубке страны? Емец (Владимир Александрович – прим. автора) был тогда (1985 год) тренером "Днепра" с Протасовым в составе. У него за первый круг было мячей 7-8, представляете, сколько он "наколотил" во втором. Я потом на протяжении нескольких лет работал с Лобановским (Валерий Васильевич – легендарный тренер "Динамо" Киев и сборной СССР, прим. автора), и часто встречался с Протасовым – он вызывался в сборную. И ребята подначивали его, сами киевляне (Протасов тогда уже играл за "Динамо" - прим. автора) – он сидел, молчал. Я был начальником сборной команды, в коллективе нужно было соблюдать "правильную" атмосферу – я ни разу, даже глазом не моргнул, чтобы дать ему понять: "Ну как так можно?". Если бы мне защитники "давали" забить, я бы выбивал мяч метров на десять от ворот. Не понимаю его, не понимаю. О том, что будет "побит" мой рекорд стало ясно, когда Емец зашел в комнату сборных команд, где были и тренеры и администраторы. И администратор сборной Борис Кулачко говорит днепропетровскому тренеру: "Ну что вы делаете – всем же видно, что вы тянете "за уши", договариваетесь с командами, чтобы Олег "перебил" рекорд Палыча. Никита Павлович забивал голы честно, а вы что делаете?". В ответ была брошена фраза, после которой стало все ясно: "А Стаханов?". Я не понимаю, как можно получать удовлетворение от забитого гола, если тебе искусственно открывают пути к воротам? Пусть это останется на его совести.

На американском континенте во время турне "Спартака" Вы, забив в ворота колумбийского клуба несколько мячей, в возрасте 33 лет объявили о завершении карьеры. Почему так рано и не жалели ли потом?

- Мне пошел 34-й год, поездка в Южную Америку, Колумбия – команда "Сантафе". А уже пошло, что надо омолаживать команду. Я выдаю одну из лучших игр в своей футбольной биографии: забил три мяча и объявил о завершении карьеры. Наутро подходит Николай Петрович (Старостин, начальник команды – прим. автора): "Это верно, что ты решил закончить?". "Лучше уйти самому, чем ждать, что тебя попросят", - так я ответил Старостину. Но и Николай Петрович не остался в долгу: "В таком случае мы решили назначить тебя старшим тренером". Я засомневался: "Еще вчера я с этими ребятами играл, а теперь буду ими руководить – мне будет тяжело". "Поможем!" - была брошена одна фраза. Это величайший человек!

"Корректность Симоняна в игре вызывает в противнике ответную деликатность", - говорил Андрей Старостин. А как вам работалось с Николаем Петровичем Старостиным?

- Николай Петрович – создатель "Спартака". Имя "Спартаку" было дано в кабинете у Косарева (Александр Васильевич - секретарь ЦК ВЛКСМ, прим. автора). Правда, есть и другая версия: четверо братьев (Старостины: Николай, Александр, Андрей и Петр – прим. автора) сидели, обсуждали какое дать имя клубу. И кто-то увидел на подоконнике книгу Джованьоли "Спартак". У него (Николая Петровича – прим. автора) были не только футбол, но и все виды спорта: баскетбол, хоккей, волейбол, легкая атлетика… Это был действительно мудрейший человек. Вот вам такой случай: скончалась его жена – Антонина Андреевна, а мы в день похорон играли с ташкентским "Пахтакором". Они стояли "на вылет" и принимали все меры, чтобы выиграть этот матч. В день похорон он приезжает в Тарасовку (база футбольного "Спартака" - прим. автора), так как присутствовать на матче не мог, и говорит: "Никита, я тебя прошу – зайди на поминки после игры". Мы обыграли "Пахтакор" 2:0 и, как только я вошел, Николай Петрович устремил свой взор на меня. Я ему показал счет. Он поклонился - "Спасибо!". И два брата (Старостины – прим. автора), к которым я подсел, мне сказали: "Никита, помни, Николай – великий человек!". В общей сложности мы с ним проработали 12 лет, он уникальный человек. Уже в 72-м году я почувствовал - профсоюзы начали "давить", а меня неоднократно просил "Арарат" (ереванская футбольная команда – прим. автора) – наверное, настала пора, и я ушел из "Спартака". Сказал Старостину: "Не знаю, какое решение примут профсоюзы, но я решил дать добро на переход в ереванский "Арарат". Я поблагодарил ребят, попрощался и услышал от Старостина: "Значит так, запомни, что мы за тобой не закрываем дверь. Оставляем ее чуть открытой, и ты можешь войти в любое время. А вообще, если тебя разрезать, мы там увидим только два цвета: красный и белый".

Еще про один Ваш рекорд – победитель (дважды) вслед за Гуляевым Чемпионата и Кубка страны в одном сезоне, как игрок и как тренер.

- Николай Алексеевич (Гуляев – прим. автора) был игроком и тренером "Спартака". В ереванском "Арарате" - то, что врезалось в память: перерыв (Финал Кубка СССР 1973 года – прим. автора) на дополнительное время. Мы проигрываем 0:1, нам забили с пенальти. А где-то за 5 минут до окончания матча руководство киевского "Динамо" спустилось с трибуны к полю, чтобы получать награду и Кубок. В это время взял на себя инициативу помощник Севидова (Александр Александрович - старший тренер "Динамо", прим. автора) Михаил Коман, который заменил Олега Блохина и Леонида Буряка. Убрал звезд и основных игроков и выпустил двух молодых футболистов под "награждение" с благими намерениями. Если даже две минуты сыграл в Финале Кубка – имеешь право на получение звания "Мастер спорта". На последних минутах матча Левон Иштоян забивает гол, и матч переходит в дополнительное время. Проходя мимо раздевалки киевлян, я вижу такую сцену: перед дверью в раздевалку стоят Коман, Блохин и Буряк. И Блохин, весь на нервах: "Вы что наделали? Вы с кем сейчас будете играть это дополнительное время?". Михаил Коман отвечает, правда, не совсем уверенно: "Ладно, Блоха (прозвище Олега Блохина – прим. автора) без тебя разберемся". Я захожу в свою раздевалку, вот где пригодились "уроки" Николая Петровича, и говорю: "Ребята, минуточку внимания. Сейчас выйдем на дополнительное время, так вот, для сравнения: считайте, что мы сейчас встали из гроба. И было бы нелепо снова туда лечь. Я вас прошу, эти тридцать минут (столько длится дополнительное время – прим. автора) вы должны придавить их и за эти тридцать минут мы должны решить судьбу матча. Они физически мощнее нас, и завтра на переигровке нам будет архи тяжело". Мы вышли на дополнительное время и Левон Иштоян забил победный мяч.

Дубль ереванского "Арарата" в 1973 году, когда выигрывали только Москва и Киев – это что-то немыслимое. Что было главным в этом успехе?

- У меня были приятельские отношения с главным редактором немецкого журнала "Кикер"Карлом-Хайнцем Хайманом, и он мне говорит: "Никита, ты знаешь, когда вы выиграли Кубок и Чемпионат, вся Германия взяла карту: где та Армения?"

Песня "Мой Вася", где есть такая строчка: "И если с хода Симонян забил в ворота" - это практически как у Высоцкого про Бышовца. Только и тут вы были первым.

- Нина Дорда пела эту песню, я ее лично не знал. А Шахназаров (Карен Георгиевич – режиссер, прим. автора) вставил ее в фильм "Зимний вечер в Гаграх". Хорошее кино получилось, и там звучит отрывок этой песни в исполнении Нины Дорда.

Вы были ТОПом как игрок, как тренер и как спортивный функционер. Как Вам работалось с Валерием Васильевичем Лобановским?

- Я с ним проработал 8 лет в качестве начальника сборной команды. Базовой командой было киевское "Динамо", кстати – был и Протасов. Ребята его подначивали с этим "рекордом", но я не давал повода. Про работу с Лобановским ничего плохого сказать не могу. Как пример: мы в Финале Чемпионата Европы 88 года проиграли голландцам с сумасшедшим мячом Ван Бастена. Уже вечером в комнате Лобановского собрались тренеры, а под нами, на этаж ниже – ребята. Валерий Васильевич просит: "Никита Павлович, вы можете пойти к ребятам и "уложить" их спать, уже поздно – пора отдыхать". Я спускаюсь, а там все: и киевляне, и спартаковцы, и минчане. "Вы провели тяжелый матч, время позднее, пора отдыхать", - спокойно предлагаю я. На что мне последовал довольно логичный ответ: "Никита Павлович, но вы же сами были игроком. Вспомните, после игры очень тяжело сразу уснуть. Может, вы посидите с нами, поговорите?". И как вы думаете, что я им сказал?

Не берусь даже предугадать…

- "А что с вами сидеть, у вас даже выпить нечего!". И тут всеобщий смех, а из под кровати достаются бутылки. И мы немного выпили и еще часа полтора просидели за разговорами и разбором игры. Надо же знать Лобановского. Другой пример: мы в Хожуве на 100 тыс. стадионе играем с поляками в период "Солидарности" (польское объединение независимых профсоюзов, созданное в результате массового забастовочного движения августа—сентября 1980 года – прим. автора). Советский гимн "потонул" в свисте зрителей. У Федора Черенкова даже правая щека задергалась. Только мы получаем мяч снова свист, в общем – зрители всеми методами сбивают настрой футболистов. Игра не идет, да еще и проигрываем. Лобановский на пред игровых собраниях всегда спрашивал у меня: "Никита Павлович, ваш вариант состава?". Но самой игрой и заменами руководил уже он лично – такая у нас была договоренность. А тут в Польше в перерыве Лобановский вдруг снова ко мне: "Никита Павлович, может вы что-нибудь скажите ребятам?". И я сказал: "Ребята! Извините, пожалуйста, но у меня такое впечатление, что вы обосрались. Мужики вы или нет? Вы что не понимаете, что заткнуть глотки этой толпе можно только забитым голом!". Во втором тайме наши забили, закончили 1:1. Вы знаете, сколько мы с ним не работали, Лобановский мне все время эти слова вспоминал. В данном случае ребят надо было встряхнуть… и получилось.

В продолжение педагогической темы. Ваша цитата: "Педагогику я учил по Старостину!". Расшифруйте несколькими предложениями.

- Николай Петрович находил нужные слова всегда, в любой ситуации. И на установке, после Гуляева (тренер "Спартака" 1973-1975 годы – прим. автора) – там надо было находить слова. И у Старостина всегда это получалось вовремя и в тему. Вот и я пытался в своей работе с футболистами эти слова находить.

"Никита Симонян – игрок, создавший свой почерк, свою манеру игры, свою технику и тактику", - писал про вас спортивный журналист Мартын Мержанов. А какие "изюминки" были у Боброва, Блохина и Черенкова?

- Бобров (Всеволод Михайлович - советский футболист, хоккеист, футбольный и хоккейный тренер, Олимпийский чемпион – прим. автора) уникальный человек. Как сказал про него Аркадьев (Борис Андреевич – советский футболист и тренер, прим. автора): "Талантлив во всем - если возьмет бильярдный кий, тут же начнет класть шары в лузу, баскетбольный мяч – сразу в корзину". В общем, по всем видам спорта. Бобров - уникальнейший человек! Блохин (Олег Владимирович – советский футболист и тренер, Обладатель "Золотого мяча"(1975г), Национальная легенда Украины (2021г), прим. автора) был очень результативен, это бесспорно. Но, я, работая с ним в сборной, как-то говорю: "Олег, ты бы мог наколотить больше голов, если бы всю игру был нацелен на ворота". Он посмотрел на меня и с улыбкой ответил: "Никита Павлович, честно вам скажу – для меня кумиром являлся Йохан Кройф, а он отходил назад и помогал в обороне". Олег Блохин – бесспорно великий игрок. Исполнительское мастерство Черенкова (Федор Федорович – "народный" футболист, рекордсмен "Спартака" по сыгранным матчам, прим. автора) было на очень высоком уровне. Это очень важно – правильно распоряжаться мячом в сложной ситуации, особенно перед воротами, когда предоставляется шанс забить гол. Это имеет колоссальное значение для футболиста – хладнокровие и решительность.

Вы играли и работали с Великим Яшиным. Каким он был футболистом и человеком?

- Все было воедино. Яшин (Лев Иванович – легендарный вратарь, Олимпийский Чемпион (1956г), Чемпион Европы (1960г), Обладатель "Золотого мяча" (1963г), "Лучший вратарь ХХ века" по версии ФИФА, прим. автора) уникальный вратарь и великий человек. Потрясающей скромности личность. Я только не могу понять, почему он не взялся за тренерскую работу? "Не хотелось мне влезать в эту петлю", - так ответил Лева на мой вопрос. Наши дружеские отношения прерывались только на футбольном поле. И то, я ему говорил: "Я к тебе относился благородно, всего лишь один гол забил за всю карьеру!". До последних дней я был в дружеских отношениях с его супругой (Валентина Тимофеевна, корреспондент, девичья фамилия Шашкова - прим. автора). Особенно часто собирались три великих: Боброва (Елена Николаевна), Яшина и Иванова (Лидия Гавриловна – двукратная Олимпийская Чемпионка по гимнастике, прим. автора), сейчас Валентина Тимофеевна выбыла, к сожалению. Мы добиваемся, что бы имя Иванова (Валентин Козьмич – советский футболист и тренер, Олимпийский Чемпион (1956), Лучший бомбардир Чемпионата мира в Чили (1962), прим. автора) увековечить. Мимо стадиона "Торпедо" проходит улица Восточная, вот ее мы и хотим переименовать в улицу Валентина Иванова.

Вы Кавалер орденов МОК и ФИФА. Это вершина спортивной жизни?

- Извините, но и УЕФА. И еще орден ЮНЕСКО. Один орден "завис" в Будапеште. Сперва была пандемия, а сейчас – политика. Орден " Фэйр Плэй" - честная игра. И я уже в порядке юмора говорю Долгополову (Николай Михайлович – российский журналист, писатель-документалист, вице-президент Международной ассоциации спортивной прессы, прим. автора): "Ну, положите уже в гроб, когда меня не станет".

Каким вы помните Николая Озерова?

- Озеров (Николай Николаевич – актер, спортивный комментатор, Народный артист РСФСР, 24-х кратный Чемпион СССР по теннису, прим. автора) уникальный человек, столько выиграл Чемпионатов страны. Потом возглавил Центральный совет "Спартака". По всем параметрам был Великим. У меня с ним были теплые, дружеские отношения. Я посещаю его могилу, где он похоронен рядом с братом – кинорежиссером (Юрий Николаевич Озеров – Народный артист СССР, прим. автора). Именно он и возмущался, когда ездил с нами в турне по Южной Америке, моим решением об окончании футбольной карьеры: "Ты что, с ума сошел? Ты в таком порядке, забиваешь по три гола за игру, про тебя пишут все американские издания". Это легендарный человек, что и говорить – был теннисистом, актером, а потом стал таким уникальным комментатором.

Еще одна цитата, если позволите. Летописец "Спартака" Борис Духон, который нас и познакомил в этом кабинете, часто повторял: "Самое красивое в футболе - счет на табло". А что для вас футбол?

- К сожалению, Борис Леонидович ушел от нас уже более полугода назад. Светлая ему память! А для меня футбол – это Искусство! Так получилось, что я играл с двумя легендарными братьями Дементьевыми (Петр Тимофеевич "Пека" и Николай Тимофеевич – советские футболисты, прим. автора) – фантастика, что они творили на поле, особенно Петр – это и было Искусство.

Олег Романцев и Леонид Федун, извините, что в одном предложении – что и кто они для "Спартака"?

- Романцев (Олег Иванович – советский футболист и тренер, 10 кратный, как игрок и тренер, Чемпион в составе "Спартака", прим. автора) тренер – чемпион. Олег Иванович выиграл столько Чемпионатов, в какое время – не имеет значения. И в качестве игрока и в качестве тренера. Это легенда "Спартака" - ни больше, ни меньше. Ну, а что касается Федуна (Леонид Арнольдович – владелец (32,7 % акций) и президент ФК "Спартак", прим. автора) – в тяжелое время развала он взял "Спартак" и главное, построил стадион. Но, я высказываю свое мнение - как игрок, как тренер, как доброжелатель "Спартака" - за столько времени клуб должен был больше выиграть Чемпионств и Кубков.

Теперь, если можно, немного о современном футболе. Ваше отношение к возможному расширению РПЛ?

- Я считаю, что расширение не нужно. Дело в том, что я имею право на это суждение, потому что, работая вместе с Колосковым (Вячеслав Иванович – спортивный функционер, Первый президент РФС, Вице-президент ФИФА, прим. автора) мы путем многолетних исследований, были разные варианты проведения Чемпионата, пришли к оптимальному количеству клубов в РПЛ – 16. Это в советское время, СССР, а сейчас – тем более. Могу определенно сказать, что искусственно расширять географию участников я бы не стал. Команды должны отвечать уровню Премьер-лиги.

В Украине футбольные клубы частные. Не пора ли России переходить на этот путь – два частных клуба на всю РПЛ, это практически ничего?

- Честно скажу, мне трудно ответить на этот вопрос.

Реформирование (групповые этапы, как в Лиге Чемпионов) Кубка России повысит престиж турнира?

- Пробовать можно все. Единственное, что бы я хотел отметить – сегодня "Лужники", стадион, который не относится ни к одному клубу, простаивает. Мое мнение – Финал Кубка страны должен проводиться в "Лужниках", вне зависимости, какие команды будут играть за трофей. "Лужники" нейтральный стадион, как "Уэмбли", и спортивный принцип не будет нарушен, даже если в финале будет играть московская команда.

Ваше отношение к засилью иностранных тренеров, особенно в "Спартаке".

- Если не будешь доверять своим собственным тренерам, их и не будет. И другой вопрос: игроки, заканчивающие футбольную карьеру, должны иметь желание обучаться и набираться опыта в командах мастеров. Конечно, я могу прямо сказать – я за отечественных тренеров!

Что можете пожелать российскому футболу?

- Набираться технико-тактического мастерства. И естественно – свой футбольный характер команды и игроки должны демонстрировать в каждом матче. Лицо национального футбола – сборная страны, это надо понимать и принимать.

И о театре. Вы в бытность игрока и тренера часто посещали культурно-театральные премьеры со своей супругой (Новикова Людмила Григорьевна – прим. автора). Ваши культурные пристрастия: театр, режиссер, актеры?

- Сейчас я, к огромному сожалению, не хожу по театрам и концертам. И не потому, что не хочу, а потому что – не могу. Немало было в то время актеров, которые выделялись. Во-первых – я был в очень близких отношениях с Арменом Джигарханяном. Дальше - Виктор Иванович Коршунов из Малого театра. Буквально недавно передавал поклон Юрию Мефодьевичу Соломину, моя дочь (Виктория - прим. автора) отдыхала вместе с ним в Барвихе. И, конечно же, Игорь Владимирович Ильинский, Михаил Михайлович Яншин, Анатолий Петрович Кторов. Очень дружил с Евгением Весником. Был легендарный администратор Малого театра Борис Израилевич Телевич – его знала вся театральная Москва. К нам в раздевалку заходили и Рубен Николаевич Симонов, и сын его Евгений, и другие актеры. И внимательно за нами смотрели, как мы готовимся к матчу. Я как то спросил у Ильинского: "Игорь Владимирович, а что вы так внимательно за нами пацанами наблюдаете, что там у нас интересного?". А он мне гениально ответил: "Очень много общего. Вы готовитесь отчитываться перед зрителем, так и мы. Поэтому нам и интересна каждая деталь". Однажды мы с супругой пришли на спектакль "Лес" Островского, где играл Ильинский, и первый акт проходит, выражаясь по-футбольному, "в среднем темпе". В антракте Борис Израилевич приглашает нас за кулисы. Я отнекиваюсь, Ильинскому нужно готовиться ко "второму тайму", я буду только мешать. На что Телевич говорит: "Нет, ему будет приятно". Заходим за кулисы – Игорь Владимирович сидит на лесах (декорациях). Я ему и говорю, что по-моему ощущению "первый тайм прошел вяловато". "Второй там пройдет иначе, и я забью гол", - с иронией ответил легендарный Ильинский. И после антракта он фантастически отыграл. Яншин Михаил Михайлович был в друзьях у Андрея Петровича Старостина. И "кликуха" Яншина с языка Андрея Петровича была "главмех". Моя дочь после отдыха с Соломиным утверждает, что весь Малый театр – спартаковцы.

Настолько лет вы себя ощущаете?

- А черт его знает. Но вот в апреле этого года я был в Абхазии четыре дня. Программа была насыщенной, и был прием у президента (Аслан Георгиевич Бжания – прим. автора). Я был ошарашен – он награждает меня орденом Славы II степени. И получается, что у меня четыре ордена Армении, один орден Абхазии, два ордена СССР и три ордена России.

В общем – еще жить и жить!

Сабадаш Владимир

Фото – Светлана Юрьева

нет комментариев
Опубликовать
Читают по теме
Спортивный хронограф
Сегодня, 2 октября

1925 г. — родился Владимир КРЮКОВ (гребля академическая)

1930 г. — родился Константин ВЫРУПАЕВ (борьба греко-римская)

1932 г. — родился Михаил СИНАЙСКИЙ

1934 г. — родился Ромуальдас МУРАУСКАС (бокс)

1939 г. — родился Стасис ШАПАРНИС (современное пятиборье)

читать далее
Наверх